Коллективные бездействия

1—22 октября 2020
Галерея & мастерские ПОСТ

ул. Свердлова 3, Новосибирск, Россия
Открытие выставки 1 октября в 19:00

Художник Янина Болдырева
Куратор Андрей Кузнецов

В галерее ПОСТ (Новосибирск, ул. Свердлова, 7) открывается шестая по счету выставка — «Коллективные бездействия» Янины Болдыревой.

Проект Янины объединяет в единый пространственный текст графические листы, выполненные в оригинальной технике (уголь и черная акварель), ряд крупно-форматных работ (белая акварель и мел на черной битумной бумаге) и аудио-визуальную инсталляцию. Графика, представленная на выставке, создана художником в период карантина и самоизоляции (лето 2020 года).

«Карантин» весны-лета 2020 года — время глобальной остановки всех общественных процессов, период, в который наше «коллективное тело» оказалось искусственным образом распылено на первичные «атомы». В этот странный период вынужденного бездействия все люди, далекие от искусства, и имеющие к нему непосредственное отношение, оказались в позиции художника как такового — персоны, для которой отстраненная созерцательность и рефлексия — рабочие инструменты, часть образа жизни и способа восприятия реальности. Разобщенность и крах привычных коммуникаций, вынужденная дистанция, прежде всего, — пространственная (вспомним знаменитые балконные концерты периода пандемии и апокалиптические панорамы пустого города, наблюдаемого из окон), неожиданное явление ограничивающей привычные свободы силы власти, в самом начале вызывали почти физиологический шок, а затем стали приемлемыми условиями жизни, новыми правилами игры. Мгновенная остановка привычных рутинных процессов, своего рода деавтоматизация повседневности, как ни парадоксально, высветила суть коллективного невроза, переживаемого всеми нами. Его природа — в тотальной разобщенности индивидуумов, в неспособности соединить векторы индивидуальных воль воедино, в диссоциации как образе жизни.

Далее


В 17 столетии начинает формироваться социальность нового типа, коллективная плоть европейского города, состоящая из архитектуры, людей и их взаимодействий, и совершенно не случайно то, что именно в этом веке, в революционной голландской живописи появляются полотна Хендрика Аверкампа, изображающие панорамы города и его жителей, предающихся зимним увеселениям. Оптика голландской живописи понадобилась Янине Болдыревой для того, чтобы продемонстрировать образы глубокого кризиса социальных моделей, заложенных в самом начале Нового Времени.

Оптимизм и здоровье уступили место сомнению и болезни (изображение закрытого стационара для заразных больных, с его непривычным визуальным ритмом коек, стоящих в отдалении друг от друга — зримый символ новой социальной дистанции — один из самых сильных и шокирующих). Азарт развлекающихся свободных буржуа Аверкампа, каждый из которых обладал своим неповторимым характером, в мире Янины обратился в коллективную инсценировку абсурдистской пьесы, сыгранной безликими статистами. То, что можно бесконечно приближать и разглядывать исчезает, уступая место условным, почти пиктографическим, силуэтам. Субтильные фигурки, подхваченные хаотическим броуновским движением, то оказываются в декорациях Платоновского «Котлована», то водят хороводы вокруг разрушающегося «Хрустального Дворца» (еще один образ технократического оптимизма), то отдыхают на пустыре гигантского коллективного пикника (еще одна тема, на этот раз — «французская»). Один из самых сильных листов изображает массовую «зарядку» — образ давно ушедшего санаторного досуга исчезнувшей страны — СССР. Фантомная боль утраченного советского коммунального быта особенно остро чувствуется в ключевом листе, изображающем вариацию на тему Vanitas — рисунке с пустым столом, сохраняющим остатки яств некоей «вечери»/«свадьбы»/«заседания», который дублируется реальным столом и предметной инсталляцией на нем.

На тему возможных ассоциаций мы предлагаем поразмышлять зрителям самостоятельно. Приметы последнего времени — лозунги, включенные, подобно свечам, смартфоны, флаги и шарики — всего лишь взаимозаменяемый реквизит, как в полупозабытом «Фундаментальном лексиконе» Брускина, который, как в некоем пародийном Ноевом ковчеге, собирал образы уходящей натуры 80-х. Тени коллективного бессознательного, выведенные Яниной на сцену некоего черно-белого паноптикума — образы былой и нынешней несвободы. Хороводы этого элизиума обезличенных теней, могут кружиться вечно, без намека на какие бы то ни было перемены, но созерцающий взгляд художника, уединенный и отрешенный – жив и свободен во все времена, и именно этой свободе мы можем приобщиться вопреки всем обстоятельствам текущей жизни, а, может быть, и благодаря им.

Андрей Кузнецов

О художнике

Обычно Янина работает в области художественной фотографии и настенной живописи, реже — видео-арта, инсталляции, смешанных медиа. Ей интересны пограничные переходные состояния, неосвоенные территории на карте человеческих представлений, изменчивость течения жизни и взгляда на неё. Как и многие художники, Янина работает личными темами или такими, в которых она может найти параллели с собственным опытом. Она использует различные визуальные стили для своих проектов, подбирая для каждой темы свой язык, максимально её выражающий. Понятия, с которыми работает автор: субъективность человеческого восприятия, конфликт, забвение, забывание, исчезновение, разрушение, изменчивость жизни, объективное и субъективное, банальность и безумие.

Андрей Кузнецов: Янина Болдырева — художник, которому удается все. Ее фотографии – поразительны, кажется, что она одна способна найти в привычном хаосе жизни скрытый порядок, невидимый обычному глазу. Янина делает удивительные украшения, расписывает гигантские стены и делает малотиражные авторские книги, но именно в графике, как мне кажется, Янина умеет преодолеть все сложности эстетической коммуникации и сохранить ту неповторимую и непосредственную интонацию, за которую мы ее так любим. Графика – искусство быстрое, «реактивное», близко связанное с предметным миром, это делает его похожим на фото, на мгновенный слепок реальности, в то же время, это древнейшее искусство глубоко индивидуально, именно рисунок — наиболее интимное, личностное высказывание, свободное от гипертрофированного масштаба и материальной тяжеловесности. Графика, в какой-то степени, искусство менее ответственное, чем живопись – в ней легче удаются эксперименты. Янина всегда использует материал по-своему, ее графическая скорописная манера (черная акварель и жженый уголь) мгновенно узнаваема. Но в работах проекта «коллективные бездействия» формальные достижения и технические эксперименты – не главное. Мне кажется, что Янине удалось найти ключ к заветной теме. Ее кратко можно сформулировать так: «свобода».